«Факсы, очереди, копеечные зарплаты»: в военкоматах обнаружился ворох проблем

«Факсы, очереди, копеечные зарплаты»: в военкоматах обнаружился ворох проблем

Целый перечень проблемных вопросов, связанных с работой военных комиссариатов, был поднят военными …

Целый перечень проблемных вопросов, связанных с работой военных комиссариатов, был поднят военными экспертами. Так, глава Центра изучения военных и политических конфликтов Андрей Клинцевич в среду, 3 июля, в эфире программы «Полный контакт» рассказал, что военкоматы нуждаются в реформе, которая должна начаться с пересмотра «социального положения» работников, получающих «три копейки».

Еще один эксперт, юрист Общероссийской общественной организации «Комитет солдатских матерей России» Александр Латынин, часто бывающий в военкоматах, в беседе с «МК» рассказал, что военкоматы перегружены делами, а спорные вопросы способны решить «только два человека».

Военный эксперт Андрей Клинцевич в прямом эфире авторской программы Владимира Соловьева поднял вопрос реформы военкоматов. В частности, гость программы рассказал, что недавно встречался с региональными чиновниками, которые сейчас занимаются вопросами призыва и подготовки мобилизационных ресурсов, а также отправляют добровольцев на фронт, занимаются вопросами реабилитации участников специальной военной операции после ранений и т.д. По его словам, все его собеседники единодушно заявили, что военкоматы нужно поддерживать. 

«Нагрузка на них свалилась просто запредельная, зарплаты там копеечные, статус военкома непонятный. В итоге получается, что Москва может построить многофункциональный центр (по набору контрактников. – «МК»)… Но это Москва, которая показывает, как это нужно делать. Ситуация в регионах другая. У людей много вопросов к военкоматам. Бывает так, что ушел человек добровольцем, пропал без вести, приходят (родственники) в военкомат, а он не успевает отработать все эти запросы. Военком говорит: «Ребят, я уже пенсионер, получаю три копейки, кого вы найдете на такие деньги?» И это правда, нам нужно усилить военкоматы, ведь это все-таки Минобороны», – заявил эксперт.

«МК» обратился к юристу Александру Латынину, который не понаслышке знает внутреннюю «кухню» военных комиссариатов. Ему много раз приходилось обращаться в различные военкоматы для защиты прав своих подопечных. Эксперт рассказал: военкоматы действительно нуждаются в серьезной реформе. В первую очередь нужно обратить внимание на кадры.

– Одна из основных проблем — кадры, – говорит Александр Латынин. – Юристы являются самыми подкованными специалистами в военкоматах, на которых базируется вся работа. При этом эти специалисты, которые действительно обладают глубокими познаниями в области военной юриспруденции, получают безумно мало. В связи с этим они работают в военкоматах достаточно недолго.

Практически все остальные работники военкоматов – пенсионеры, получающие 15-20 тысяч рублей в месяц. Они не могут дать грамотную оценку без юриста, зачастую просто из-за своей некомпетентности могут послать в другие структуры… Реально в военных комиссариатах те или иные вопросы или проблемы могут решить только два лица – это юрист или военком. Тогда для чего нужна функция других должностных лиц или наемных работников? 

Я не хочу говорить о всех, есть в действительности чуткие, отзывчивые работники, которые также переживают за судьбу призывников, военнослужащих, контрактников, пытаются помочь по мере сил. Но в 80% случаев это пенсионеры, не обладающие знаниями должного уровня. Мало того, дают безграмотные консультации, которые вводят в заблуждение население.

– Какие?

– Например, говорят, что комиссариат не занимается теми или иными вопросами, и отправляют в другие инстанции. А это не так. Люди уходят, тратят свое время. Потом звонят мне, говорят, что обратились к дежурному, а он их послал по другому адресу… Поэтому советую всем сразу обращаться к юристу военного комиссариата.

– А попасть к юристу на прием сложно?

– Бывает, что непросто. Дело в том, что у юриста очень большое количество времени занимают суды. Часто можно прийти в приемные дни — в понедельник или среду и обнаружить, что юриста на месте нет, он занят в районном суде. Поэтому юристам приходится давать свои личные телефоны. Нужно это юристу за те же 20 тысяч, которые он получает наравне с остальными работниками военных комиссариатов?

– Зарплата юриста, которую вы назвали, реальная?

– Буквально недавно я общался с одним из юристов военного комиссариата и спросил, какое денежное довольствие он получает, со всевозможными премиальными доплатами. Он ответил, что порядка 40 тысяч. Естественно, что он отработает свое, наберётся практики и уволится, чтобы найти более денежное место. Мне лично известно о трех московских юристах, которые так и поступили. Потому что приезжий, работая в сетевом магазине, получает больше.

– Сколько нужно юристов, чтобы работа наладилась?

– Вообще, по штату в районном военкомате предусмотрен один юрист. Моё мнение, пусть это будет один юрист, но его труд, как и труд всех работников военного комиссариата, должен оплачиваться на должном уровне. Потому что когда работа оплачивается хорошо, то и требовать можно больше. Если они будут получать достойную зарплату, то они будут держаться за свои рабочие места. 

– Какие еще проблемы необходимо решать в военкоматах?

– Несмотря на то, что мы живём в век технологий, в военных комиссариатах не настроена электронная система. Да, в Москве открыли Единый пункт призыва, где все очень хорошо, но в обычных военных комиссариатах электронной системы учета нет.

Например, часто просто невозможно записаться на прием. В приёмные дни у комиссариатов выстраиваются огромнейшие очереди, потому что люди идут становиться на воинский учёт, сниматься с воинского учёта и т.д.

Кроме того, мы понимаем, что сейчас идет специальная военная операция, и сюда идут добровольцы, их родственники. Наверное, надо в век информационных технологий оснащать военные комиссариаты электронными интернет-приёмными. Даже на портале судов у каждого районного суда есть своя электронная почта. И все знают, что если они направили на электронную почту обращение, то оно 100% будет зарегистрировано и дойдёт до судьи либо до председателя суда, который распределит это обращение.

У нас большинство военных комиссариатов не пользуются электронной почтой. Есть факсы. Но век факсов давно прошел. В конце концов, именно с военного комиссариата начинается служба у призывника, жизнь семнадцатилетнего юноши. И когда он видит это все, наверное, общее впечатление складывается не очень…

$p6400f46da5667

У нового министра обороны Андрея Белоусова, конечно, море проблемных вопросов и нуждающихся в срочном решении задач. Но, думается, приведение в соответствие современным требованиям такой важной структуры, как военкоматы, заслуживает того, чтобы попасть в числе приоритетов.

Страна, которая третий год ведет специальную военную операцию и против которой окрысился весь коллективный Запад, должна иметь отлаженный военный механизм. А военкоматы всех рангов — это фундамент военной организации. Или это не так?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оценить новость
0
0
0
0
0
0
Добавить Evo-news в список ваших источников

Хочешь узнать больше?

Читай нас в социальных сетях

Комментарии 0

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сортировка комментарий:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: